Мода в постмассовом обществе

Жан Бодрийяр о моде как феерии кодов. Идеи о моде проходят лейтмотивом в творчестве Бодрийяра, но обретают детализированную разработку в эссе "Мода, либо феерия кода" (1976). Объектом исследовательских работ в работах Бодрийяра выступает общество употребления, которое характеризуется тем, что классовая борьба перестает быть главной движущей силой его развития, а мотивы Мода в постмассовом обществе поведения людей концентрируются в сфере употребления. Концепция Бодрийяра складывалась во Франции под воздействием его поездок в США. Особенности современного употребления, по Бодрийяру, заключаются в том, что оно не исчерпывается более желанием приобрести удобную, многофункциональную либо "знаковую" вещь, - современное потребление теряет эту функцию. Взамен оно приобретает нрав глубочайшего психического процесса, представляющего из Мода в постмассовом обществе себя неутолимое рвение людей к достижению вечно ускользающего образца-идеала. Это рвение порождает конфигурации в системе вещей: часть из их становится такового рода прототипом - попадает в моду, часть теряет это свойство. Мода понимается им как универсальная форма, в какой взаимообмениваются разные знаки. Как и Барт, Бодрийяр соображает моду Мода в постмассовом обществе как знаковую систему. Специфика подхода Бодрийяра в том, что для него в знаках моды пропадает характерная знаку внутренняя связь означаемого и значащего, которая присутствовала у Барта. Схожая оторванность превращает систему отделенных значащих в ничего не значащие коды, которые в совокупы представляют собой "чистую систему плавающих нереференциальных символов. Система моды заполнена такими Мода в постмассовом обществе нерасшифрованными кодами: "в моде означаемые ускользают, а означающие никуда более не ведут" [10, с. 169]. "Освобождение" знака и трансформация парадокса моды происходит с развитием производства. С переходом от модели к серии, от кустарного производства единичных экземпляров к массовому выпуску, от ограниченного числа символов к массовой их циркуляции - наступает погибель неотклонимого Мода в постмассовом обществе классового, сословного либо кастового знака. Сейчас он доступен в использовании представителю хоть какой социальной группы. Если следовать идеям Бодрийяра, втянутые в престижное потребление люди в попытках означить статус кодами создают только игру в увеличение общественного статуса (в которую они, как кажется, от всей души веруют). Ценность этой игры нейтрализуется тем Мода в постмассовом обществе, что с течением времени коды "не молвят" как ранее, а о самой игре понятно фактически всем.

Чтоб осознать, каким образом вещь работает как код, приведем как пример джинсы: "даже если люди агрессивны к их сокрытым мессаджам, через престижные предписания они одевают их с легкостью и безнаказанно Мода в постмассовом обществе" [14]. Это может гласить о том, что джинсы как символ не несут никакой инфы, не считая того, что являются престижной одежкой. Они не "докладывают", что их владелец принадлежит к рабочему классу, как это было ранее. Фирменная этикетка, которая могла бы дать информацию о матери-альном благосостоянии их обладателя, возможно окажется подделкой Мода в постмассовом обществе: она также перестает быть символически важной.

Появляется последующая сложность. Для Бодрийяра система символов теряет означаемые: вошедшие в моду в постмассовый период вещи перестают давать информацию о свойствах человека, как это было ранее. Но вопрос о том, куда исчезают знаки, которые функционировали в культурной системе ранее, и память о которых Мода в постмассовом обществе может существовать, по последней мере, в протяжении жизни последнего поколения, заставшего эту эру, остается открытым.

Переставая означать, мода теряет одно из собственных параметров, о котором гласил Зиммель, - свойство соединять индивидов в классы либо группы. По воззрению Бодрийяра, она превращает тех, кто следует ей, в одномерную не достаточно различающуюся по внешнему Мода в постмассовом обществе облику массу. Более того, она теряет и другую свою способность - индивидуализировать. Следование моде уничтожает личностную инвестицию, так как существует уже не как выражение личного вкуса, как присвоение имеющейся системы престижных символов, провоцируя уверенность в особенности, другими словами липовую индивидуализацию. "Когда в моде была прическа а-ля Бриджит Бардо, любая престижная Мода в постмассовом обществе девушка в собственных собственных очах была неподражаема, так как соотносила себя не с тыщами для себя схожих, но с самой Бардо - зияющим прототипом, источником оригинальности". Теряя классические функции, современная мода разрывает связь человека и вещи как означаемого и значащего. Дела меж людьми по поводу вещей, их Мода в постмассовом обществе статусные игры уходят на задний план. Статус, как кажется, получают вещи, которые, живя жизнью в своей системе, составляют собственные иерархии. Мода "растворяет" индивидума как субъекта моды, делая субъектом вещь. Вещь, лишенная многофункциональной определенности и существующая как глупая копия самой себя, накладывает собственный образ на индивидума, потребляющего ее, который, в свою очередь Мода в постмассовом обществе, становится полным заменителем, порожденным вещью. Человек, лишенный способности личного вклада, становится пассивным потребителем престижных вещей, которые делают его стиль. Но этот стиль лжив оттого, что он никак не связан с личной содержательностью.

В конечном итоге, Бодрийяр лишает моду обрисованных ранее соц параметров. Она не соединяет более индивидов в группы Мода в постмассовом обществе, как у Зиммеля. Ее свойство дифференцировать, различать (как у Зиммеля и Бурдье) является, быстрее, иллюзией. Мода более не имеет средств (как у Барта) - символов - для того, чтоб исполнять свою знаковую функцию. В то же время, ей подвержены все, и у каждого есть потребность ей следовать [10, с. 179 - 182]. Бодрийяр "радикализует Мода в постмассовом обществе" концепцию моды [13, с. 8], достигает ее деконструкции, - она просто исчезает.

Перечень ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ягина Л. И. Мода очами социолога: результаты эмпирического исследования // Журнальчик социологии и социальной антропологии. 1998. Том 1. N 2. http://ecsocman.edu.ru/data/223/542/1216/009Yatina.pdf

2. Веблен Т. Теория праздного класса М.: Прогресс. 1984.

3. Зиммель Г. Мода // Зиммель Г. Избранное. Т. 2. М.: Юристъ. 1996.

8. Барт Р Мода в постмассовом обществе. Система моды. Статьи по семиотике культуры. М.: Издательство им. Сабашниковых, 2003.

9. Бодрийяр Ж. Символический обмен и погибель. М.: Добросвет. 2000.

10. Бодрийяр Ж. Система вещей. М.: Рудомино. 1999.

11. Филиппов А. Ф. Релятивистская социология Георга Зиммеля // История теоретической социологии. В 4-х т. т. 2 / Ответ. ред. и составитель Ю. Н. Давыдов. М.: Канон+, 1997.

13. Гофман Мода в постмассовом обществе А. Б. Мода и люди. Новенькая теория престижного поведения. М.: КДУ, 2010.


mnogoznachnost-leksicheskih-edinic-sinonimi-antonimi.html
mnogozvennie-is-i-internet.html
mnozhestva-i-operacii-nad-nimi.html